Об экспертах, экспертизе и о повышении качества исследований

Все больше споров и конфликтов выносится на разрешение судов, и все чаще суды, граждане и организации обращаются к экспертам для того, чтобы выяснить истинные причины, факты и взаимосвязь между действиями/бездействием лиц и наступившими последствиями. Востребованность в экспертизе, в качестве одного из доказательств при разрешении споров в сфере специальных знаний науки, техники или искусства, повышается год от года.

 

Негосударственные и государственные эксперты руководствуются в своей работе Федеральным законом № 73-ФЗ «О государственной судебной экспертной деятельности», который был принят в 2001 году.  При Правительстве создана комиссия по координации судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации, которая занимается разработкой нового закона о судебно-экспертной деятельности. В конце 2020 года состоялось заседание комиссии, на котором среди важных задач на 2021 год был и вопрос о завершении работы над законопроектом «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (детали). 

 

До сих пор многие вопросы в сфере судебно-экспертной деятельности остаются нерешенными. В частности, вопрос о качестве экспертиз. В 2019 году вице-президент РАН обратил внимание на низкое качество выполняемых судебных экспертиз и предложил меры по его повышению (детали).

В конце 2020 года Судебно-экспертная палата создала на своем сайте реестр жалоб на судебных экспертов (детали). По словам президента СЭП создание подобного реестра поможет гражданам, организациям, судам и следствию принимать обоснованные решения при выборе эксперта. 

 

  • Редакция Института СЭиК поинтересовалась у его ректора, Третьякова Александра, что он думает о создании такого реестра и каким образом можно изменить ситуацию в сфере повышения качества экспертных заключений?

 

Что касается реестра СЭП, то мне не очень понятно, знакомят ли эксперта с жалобой? Как это лицо узнает, что была рассмотрена жалоба в отношении него и его включат в «список»? Дисциплинарная комиссия проверяет жалобу, но может ли эксперт дать пояснения своим действиям как лицо, в отношении которого написана эта жалоба? И как исключить эксперта из «черного списка»? 

 

Создание «черного списка» - это неправильно и непрофессионально. Вопросы о компетенции эксперта, об ответственности за допущенные нарушения должны решать соответствующие государственные и профессиональные структуры: суд, СРО.

Мера представляется больше популистской, и вряд ли она способна кардинально решить проблему низкого качества экспертных заключений.

 

  • Как Вы считаете, есть ли сейчас реальные инструменты для повышения качества экспертиз?

 

Да, я думаю, что даже сейчас можно предпринять ряд действий, которые могут изменить ситуацию в лучшую сторону. И здесь я вижу четыре важных момента: квалификация эксперта, методика исследования, выбор эксперта, полномочия эксперта.

 

Во-первых, сейчас нет утвержденных требований к квалификации эксперта. Да, он должен иметь соответствующее образование, минимальный опыт работы. Сертификация экспертов - сугубо добровольное дело. И закон требует от эксперта в большей степени соблюдения процессуальных норм, но нет четких критериев профессиональной компетенции. В связи с этим можно разработать систему аттестации (которая есть у оценщиков) и переаттестации для негосударственных экспертов, а также критерии (очень конкретные!) для дисквалификации эксперта. Координирующим такую работу органом мог бы стать РЦФСЭ при Минюсте РФ.

 

Второй, и весьма немаловажный момент - это отсутствие  единых методик. Каждое экспертное учреждение вправе самостоятельно разработать методику и проводить по ней экспертизу. Из-за этого выводы экспертов могут быть противоречивыми. Но ведь задача экспертизы — установить единую для всех истину по поставленным вопросам c помощью применения специальных знаний.

 

Утвержденная методика должна быть единственно допустимым способом экспертного исследования. При этом поведение экспертиз по секретным или авторским методикам отдельных институтов (например, Института криминалистики Центра специальных техники ФСБ России, который ограничивает доступ к своим экспертным методикам) означало бы недопустимость такого заключения как доказательства по делу.

 

Третий важный момент - это выбор эксперта. В гражданском или арбитражном процессе каждая из сторон хочет, чтобы выбрали именно «его» эксперта. Решением этого вопроса могло бы стать создание электронного реестра экспертов, когда система сама, случайным образом, выбирала бы эксперта по требуемой специализации.

 

И, наконец, необходимо расширить полномочия эксперта. Сейчас эксперт вправе запросить у следователя или суда необходимую для исследования информацию, а в рамках гражданского процесса — знакомиться с материалами дела, но не более того. Это часто усложняет дело, ведь если эксперт не получает необходимые данные или если ему задают некорректные вопросы, он отвечает, что у него нет возможности ответить на поставленный вопрос, либо дает вероятностный ответ. Возникают риски повторных и дополнительных экспертиз. Правильно поставленный эксперту вопрос является гарантией ответа, который поможет суду разобраться в обстоятельствах, требующих специальных знаний. 

 

Поэтому, экспертов следует наделить правом опрашивать на судебном заседании представителей сторон и свидетелей по делу, а в рамках уголовного судопроизводства - обязать следователя включать все без исключения вопросы стороны защиты в перечень вопросов, которые ставятся эксперту.

 

  • Ожидаете ли Вы в ближайшее время принятия нового закона о судебно-экспертной деятельности?

 

Количество проблем с качеством производимых экспертиз, к сожалению, растет. Этот «снежный ком» рано или поздно придется устранять. Конечно, принятие нового закона, с учетом рекомендации экспертного, научного сообщества, помогло бы решить проблемы плохого качества исследований. Я не могу прогнозировать сроки принятия нового закона. В своей работе, как руководитель негосударственного экспертного учреждения, я стремлюсь к тому, чтобы наши заключения были всегда высокопрофессиональными.

 

Некачественное экспертное заключение - это ведь повод оспорить выводы эксперта. А значит, это возможность повлиять на выводы суда. И оппоненты всегда будут искать «промахи» в экспертном заключении. Однако, если экспертиза проведена по утвержденным методикам, квалифицированным специалистом, чьи компетенции не вызывают сомнения ни у суда, ни у сторон, то это поможет судам выносить взвешенные, объективные решения. Качественные экспертные заключения несомненно влияют и на качество правосудия.

 

 

https://ceur.ru/news/ekspertiza

Первая публикация: 31.03.2021 14:59 , Обновление: 31.03.2021 15:00